Моя история

 

Я жизнь живу с охотой к жизни
С любовью к Родине, к Отчизне,
К семье, к друзьям, к работе, к дому,
К знакомым людям и не столь знакомым
К донским степям и к «Тихому», «Седому» Дону.
Завидую всю жизнь – себе и никому другому.

Борис Горлицкий.

Начинаю своё занятие блогерством с рассказа о себе. В качестве эпиграфа я взял стихи  своего однокурсника, энергета, спортсмена, охотника, рыболова, активного по жизни человека и, к тому же, сочинителя стихов Бориса Горлицкого.

Так как жизнь была длинная (мне за 70),то рассказ будет долгий.

Жил я при разных правителях и при Сталине И.В. и при Хрущеве Н.С. и при Брежневе Л.И. и т.д. Рассказ буде опираться на исторические факты почерпнутые из интернета, но так как они иногда противоречивые, то будем считать, как говорят нынешние киношники, по мотивам этих фактов, но в моей субъективной интерпретации.

Источники в интернете:

http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/vd/zgidrouzel/zgidrouzel.htm

https://meotyda.ru/

http://sarkel.ru/

https://bloknot-volgodonsk.ru/news/khutora-i-stanitsy-na-dne-tsimlyanskogo-morya-602405

Детство

Станица Цымлянская

(именно “Цы…” по правилам написания тех лет)

Я, Самодуров Юрий Андреевич, родился в станице Цымлянской Цымлянского района Ростовской области в 1947 году.

 

Примерно три года, до великого переселения, я жил в двухэтажном доме в конце Каменного спуска – крутой мощённой камнем улицы.

 

Все гравюры художника А.Г.Лазарева

На этой картине ростовского художника Куркина Петра Сергеевича изображена верхняя часть этого спуска.

 

Историки считают, что это часть тракта времен Петра Первого.
Говорят, здесь проходил Великий Шелковый Путь.

Мало кто знает, что тракт был построен специально для подготовки второго Азовского похода 1696 года и, соединяя Воронежскую и Николаевскую верфи, шёл с севера области войска Донского на станицы Терновскую, Цымлянскую и далее на Черкасскую крепость.
История тракта такова. Во время правления Петра I перед русским правительством стояла важная задача — получить выход к Азовскому и Черному морям.


После провала первого Азовского похода (1695 г.) Пётр I меняет стратегию, он серьезнее подходит к проблеме подготовки армии ко второму походу.
Из Архангельска на Воронежскую и Николаевскую верфь были переведены голландские и английские корабельные мастера, согнаны плотники из соседних губерний. Всю зиму на строительстве кораблей работало около 26 тысяч человек. Ставили обозы с провизией и боеприпасами, устраивали склады, погреба, пристани, дороги.


Цымлянская была удобным стратегическим перевалочным пунктом. Зимой появились: пристань, ветряные мельницы, мыловарня, пороховые погреба, погреба для амуниции.
Вероятно, Петровский тракт возник зимой 1696 года; он шёл с севера области войска Донского до станицы Цымлянской. Тракт служил для подхода войск, подвоза провизии и боеприпасов, необходимых для оборудования подходящих с верфей верхнего Дона судов.

Настоящее состояние тракта и петровских складов.

 

О времени первоначального заселения станицы Цымлянской точных сведений нет и дата основания ее неизвестна. В тоже самое время, в исторических хрониках, казачий городок Усть-Цымла упоминается в 1592 г., а городок Цымла в 1672 г.

Прежде этот населенный пункт находился на левой стороне Дона в урочище Зимовном, ныне затопленном водами Цимлянского водохранилища.Урочище Зимовное с многочисленными загонами для скота и землянками для людей постепенно превратилось в городок Усть-Цымлу, рядом возникнет городок Застременный, который вскоре прекратит свое существование. Длительные весенние разливы вынудили жителей городка переселиться на правый, возвышенный берег, где уже и была образована станица Цымлянская, которая и простояла на том месте до 1952 года.Станица Цымлянская на Дону находилась на правой стороне реки Дона, ниже впадения в него речек Цымлы и Кумшака, при этом свое название получила от реки Цымлы. Станица поселена была частью на полугоре, а частью при подошве горы. Современники признавали расположение станицы крайне живописным, по отлогостям горы станицу окружали виноградные сады.

Из путевого журнала императора Петра I :

В 1696 году “Цымлянский городок сидел на правой стороне Дона”. Станица в то время представляла собой небольшой квадрат (в полверсты), ограниченный земляной насыпью, впереди которой шла изгородь из длинных колотых полупластин врытых в землю. Впереди частокола плетень из лозы, перевитой терном. Исторически станица делилась на 5 частей: Верхняя (по балку), Рыбинский куток (от балки до дома казаков Капылковых), Печной (от дома Капылковых до нижнего края станицы), Чекалова гора (на Чекалиной горе), Городок (центр станицы у Дона). Гидроним слова Цымла считают тюркским, но в значительной степени искажённым, в его основе предполагают или -чым- “дёрн”, или -сым- “памятник, могила”. По другой версии Цымла значит “подкова”: Дон здесь делал изгиб, похожий на подкову. Некоторые исследователи полагают, что название реки произошло от слова “симла” проволока (в смысле проволоченный, то есть длинный). В дореволюционных географических словарях Цымла описывается как “речка не многоводная, но длинная, летом в жаркую погоду в некоторых частях полностью пересыхающая”.

Особенностью Цымлы являлись также очень богатые хутора с отличными постройками, которым бы могла позавидовать любая верховая станица, крыши преимущественно были крыты щелеваным железом или черепицей, реже тесом или чаканом, и уж совсем редко соломой (в отличие от Верхнего Дона). Цымлянские куреня, как правило в 2 этажа, как из пластин, реже из курулука. Низы куреней из бутового камня. Богатые казаки строили куреня из камня и кирпича.

До Октябрьской революции станица Цымлянская на Дону являлась одной из самых крупных станиц 1-го Донского округа, центром которого на тот момент являлась станица Константиновская. Здесь были почтово-телеграфная контора, отделение казначейского банка, станция, 20 пивных, участковая тюрьма. На все население станицы – 1 больница на 8 коек, врач и 2 фельдшера. Для детей богатых казаков, купцов и другого привилегированного населения в станице существовали гимназия и 2 школы. По всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. в Цымлянскои проживало 6644 лиц мужского пола, 6657 – женского.

Население Цымлянскои разнилось по социальному составу: одна треть состояла из купцов, хлебоскупщиков, виноторговцев, ростовщиков, коммерсантов; вторая – из казаков, занимающихся виноградарством, сельским хозяйством и рыбной ловлей; остальные – батраки, поденщики, кустари. В 1886 г. вступает в строй императорский спирто-водочный завод.

В 1887 г. коллежский регистратор П. Г. Попов открывает в станице литейную мастерскую. Позднее были построены кирпичный, известковый, дубильный, кожевенный заводы. К концу XIX века в Цымлянской имеется крупная торговая пристань, со ссыпных пунктов во время навигации ежегодно грузилось свыше 600 тысяч пудов зерна; работают паровая и газогенераторная мельницы. В юрте станицы имелись 4 водяных и 27 ветряных мельниц, а также 10 кузниц. Согласно переписи лошадей и скота имеется: 1. у казаков: лошадей-1918, крупного скота – 9130, мелкого скота – 13980; 2. у иногородних: лошадей-99, крупного скота – 112.

Земля в пользовании станицы составляет 66278 десятин. Из них: удобной – 60451 десятин, неудобной – 5118 десятин, под лесом – 708 десятин. Состоящая в паевом наделе земля разделена на 2877 паев, и на каждый пай приходится около 13,6 десятин пахотной земли. Паями наделены 1568 домохозяев, в распоряжении которых состоит 2757 паев, или 37462 десятин, так что на каждого домохозяина приходится около 1 3/ 4 пая, или несколько меньше 24 десятин.

Дворов в поселении самой станицы Цымлянскои имелось: принадлежащих казакам – 682, и иногородним – 126. Историки отмечали, что до 1700 года цымляне хлебопашеством не занимались, а получали хлеб с верховьев Хопра из пограничных рязанских городов, а потом из Москвы, как царское жалование. Скотоводство, рыболовство и охота были основными промыслами, доставлявшими средства для пропитания.

Рыба в Цымле водилась разная: севрюга, осетр, стерлядь, белуга, сазан, чебак, сула, окунь. Ловили рыбу местные казаки в основном вентерями, самоловами, бреднями и сетями. Леса около Дона и в пойме были полны дичи и зверей.


Цымлянские казаки принадлежали к так называемым “низовым” казакам. Разделение казаков на низовых и верховых произошло давно, и основывалось, главным образом, на географическом принципе: живущие в верховьях Дона до станицы Цымпянской назывались верховыми казаками, живущие от Цымлянской и ниже по Дону – низовыми казаками. Один из исследователей Области войска Донского Н.И. Краснов в своей работе 1863 года писал: “Верховые казаки по большей части русые и сероглазые, брюнетов между ними мало. Они крепкого телосложения, развиваются медленно в юношеских летах, но потом крепчают и достигают глубокой старости.
Низовые казаки по большей части брюнеты, черноглазые, черноволосые, нелегко переносят большие труды, они ловки и проворны, быстро развиваются, но недолговечны”. Исследователи Дона отмечали, что верховые казаки всегда отличались большой домовитостью, скромностью, радушием, склонностью к патриархальным устоям. Низовые же казаки склонны к лености, легкомысленному щегольству, погоне за почестями и знаками отличия, но в тоже время они храбры, гордятся казачьим званием, исполнительны и аккуратны в делах. Практически, все известные донские генералы и атаманы были родом из низовых казаков.

Особенности донского говора.

Отмечалось, что язык у казаков намного правильнее и чище языка средне-русских губерний, но он испещрен множеством позаимствованных слов: названиями еды, предметов одежды и домашнего обихода. Отмечалось много заимствованных татарских слов: каймак – молочный продукт, каюк – лодка, кубелек – женская одежда. Прежде всего это объясняется тем, что в XVIII веке многие донские казаки и казачки щеголяли татарским языком, как в Москве и Петербурге щеголяли французским. Модно было иметь в услужении татарку. Вот отсюда, особенно у низовых казаков, в говоре появилось много татарских слов. Низовые же казаки, в речи использовали множество малороссийских слов (в связи с близостью Украины}-Повсюду по Дону отмечалось особое мягкое произношение буквы “Г”. У казаков Первого Донского округа (цымлян) в языке допускалось много неправильностей: искажение слов путем перехода слов среднего рода в женский род. Например, “моя ведерка”, “моя корыта”. В языке также наблюдается “аканье” -(табе, сабе, чаво и другие). Одной из основных особенностей речи цымлян была чрезмерная мягкость (ходю, крутю, усё, щё и т.д.), а также мягкое произношение глаголов (едуть, ходють, живуть) и уникальное умение заменить букву “Ч” буквой “Щ” – щайник-чайник, щисто-чисто, щас-сейчас, щапура-чапура (цапля) и т.д. Цымлян также издавна, с издевкой, называли “казаками с прищуром”. Во-первых, из-за частого употребления в речи буквы “Щ”, а во-вторых, действительно, до сих пор многие при разговоре суживают глаза.

Станица была богата виноградниками.
“…Водоупорный слой морских глин ниже станицы Цымлянской давал выход
многочисленным родникам, поэтому виноградники в нижней половине
восьмидесятиметрового крутого берега не надо было ни орошать, ни
удобрять, – в родниковых водах содержались все необходимые растениям
соли…”

Но о виноградниках и Цимлянском вине я напишу в другой статье.

Волго-Дон

  1. О соединении Волги и Дона мечтали персидский царь Дарий I и Александр Македонский.
    Тысячу лет назад киевский князь Игорь, возвращаясь из греческого похода, перешел «волоком» на Волгу и спустился со свой дружиной к берегам Каспия. Тем же «волоком» пользовались генуэзские и венецианские купцы.
    В 1563 году турецкий султан Сулейман, а затем его сын Селим II решили в донских степях копать «турецкий канал». Затея оказалась неудачной.
  2. Задумки Петра I.
    Первая серьезная попытка создания канала была предпринята на рубеже XVII-XVIII столетий при Петре I. В 1696 году войска Петра I освободили Азов от турок. При этом важную роль сыграл Волго-Донской водораздел, через который были переправлены с Волги на Дон лес для строительства  военного флота и 20 тысяч войск.
    В этом же году Петр решил соорудить канал между Волгой и Доном, рассматривая эту задачу значительно шире, чем просто соединение рек. Был составлен план канала между Камышенкой и Иловлей, к работе приступили землекопы. Но в 1701 году началась война со Швецией, и Петр I был вынужден приостановить строительство.
    Пройдут столетия, в государстве Российском будут меняться вожди и режимы, но неизменной останется мечта о соединении Волги и Дона. Более 30 проектов будут найдены и изучены позднее.
  3. Планы Советов.
    В мае 1918 года на заседании Совета народных комиссаров РСФСР рассматривался вопрос о сооружении Волго-Донского канала. Гражданская война и трудности восстановительного периода заставили отложить работы.
    Только почти через 10 лет, в феврале 1927 года, утвержден комитет по сооружению Волго-Донской водной магистрали под председательством Григория Кржижановского.В 1940 году составление проектного задания по Волго-Донскому пути было поручено коллективу проектировщиков Главгидростроя. Развернувшиеся проектные работы прервала Великая Отечественная война, они возобновились лишь в 1944 году
    После изыскательских работ и проверки трассы в 1948 году началось грандиозное строительство канала от Волги до Дона.

Под переселение попали все 164 населенных пункта – хутора и станицы на территории Ростовской и Сталинградской областей. Уезжать от наступающего моря приходилось на разное расстояние. В одних случаях было достаточно передвинуть свой дом вверх по склону на несколько сотен метров, в других случаях пришлось отправиться в путешествие на несколько десятков километров.

 

Переселение началось уже в 1948 года, с переноса станиц у строительной площадки гидроузла. Населенные пункты, лежащие выше по течению Дона и реки Цымлы, переселились вплоть до 1950 года включительно, по мере заполнения ложа водохранилища.

Как писал в своих воспоминаниях старожил Леонид Карлович Гельмбрехт:

“Поздней осенью из старой Цимлы был перенесён только один дом. Этот «первенец» поместился на углу будущих улиц Свердлова и Маяковской, где в тот год он одиноко стоял в голой степи”.

 

Я знаю этот дом. В нём жил мой однокласник Серёжа Кабанов. А его мама, Лидия Николаевна, вела в нашей школе историю.

Формально место Кумшацкой заняла станица Цымлянская, в том же году приобретшая современное название Цимлянская. При определенных условиях Цимлянскую на новое место можно было вообще не переносить. Под затопление попадало около 60% площади застройки станицы и слившихся с ней хуторов (Чекалов и Потайновский).

Под воду уходили район пристани, исторический центр станицы с собором. Но район винодельческого завода, мельницы, кладбище и верхние улицы оставались нетронутыми водой.

 

Собор перенести было невозможно технически.

Так как собор мог представлять опасность судоходству после затопления, его взорвали.

Окончательное решение перенести станицу на новое место обычно связывают с необходимостью создать новый районный центр с возникшим поселком работников ГЭС. «Старая» Цимлянская оказывалась без железной дороги и удобной пристани на Дону (из-за крутизны берега наполненного водохранилища).

Поэтому оставшейся незатопленной части Цимлянской переименовали в станицу Хорошевскую (сама станица находилась в устье современного Терновского залива). В новой Хорошевской продолжил работать, до перевода в Цимлянск через много лет, винодельческий завод (предшественник Цимлянского завода шампанских вин).

Вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О перенесении районного центра Цимлянского района Ростовской области».

Вообще же все населенные пункты на правом, возвышенном берегу Дона от современной станицы Хорошевская до города Цимлянска под воду ушли только частично. В хуторе Крутой, который еще перед Великой Отечественной войной считался крупным населенным пунктом (597 человек по данным Всесоюзной переписи населения) затопило несколько улиц, а остальная часть населенного пункта осталась целой. Не переменил места и Винсовхоз цимлянский, образованный в 1932 году как поселок при виноградарских колхозах «Новь» и «Красный Октябрь». Современное название, Саркел, поселок получил в 1987 году, на волне интереса к хазарской теме по имени одноименной средневековой крепости.

Иногда место для переселения выбиралось на месте уже существующего хутора, который ранее был основан выходцами из выселяемой станицы. Так, около будущего Волгодонска появилась станица (или в другом варианте – хутор) Красный Яр. При выборе конечного места для переселения красноярцы остановились на варианте хутора Добровольского, основанного в 20-е годы.

Для переезда выделяли транспорт: заказывай себе хоть машину, хоть трактор. Но это было поначалу. Те же, кто не подсуетился, ехали на лошадях и на быках. Многие дома разбирали, обязательно записывая и нумеруя пластины, из которых они сложены, чтобы там, на новом месте, знать, как обратно собрать своё «гнездо». Владельцам новых домов МТС выделяла специально смонтированные катки, чтобы эти крепкие дома со старого места на новое, волочь целиком.

В моей детской памяти от переселения остались короткие отрывки: погрузили вещи, все уселись в кузов грузовика, а потом долго искали кошку, которая куда-то сбежала и явно не хотела переезжать. Приехали на новое место, а там была полынная степь и только колышек с указанием, где будет стоять дом. Так как до переселения мы жили в государственном доме, то и на новом месте нам предоставили жильё но уже в другом доме. Пока строили нам жильё, мы жили у старшей сестры отца – тёти Липы(Олимпиады Михайловны). Её муж был мастером на все руки. Он и столяр, и плотник и печник. Поэтому они переехали и отстроились раньше. Когда отстроили нашу квартиру, он пришёл с инспекторской проверкой. Посмотрел на печь и сказал: «Гореть будет, дымить не будет, а в духовке и кошка не согреется!». И переложил её так, что и горела, и грела, всё варила. Имела два режима – прямоточный, для варки в теплую погоду, и отопительный – когда грелась вся стена между комнатами. Прослужила она более 50-ти лет. Вот такие были мастера.

25 марта 1949-го на стройплощадке был вынут первый ковш земли. И с этого времени 40 долгих месяцев ни на один день, ни на один час не смолкал гул моторов. Режим работы на стройке был круглосуточный.

На строительстве канала, который коротко называли Волго-Дон, впервые опробовали новейшую технику. В работах было задействовано 8000 машин и механизмов отечественного производства: шагающие и многоковшовые экскаваторы, землеройные снаряды, мощные скрепера, бульдозеры, автосамосвалы
«Чудо-экскаватором» называли шагающий экскаватор «ЭШ – 14/65». Длина его стрелы составляла 65 метров, ковш забирал сразу 14 кубометров грунта (почти 2 вагона), доставал его с глубины 40 метров, поднимал на высоту 40 метров и переносил на 100 метров. Машина весила 1200 тонн.
Экскаватор впервые был применен на строительстве Волго-Дона. Чтобы доставить его на строительство в разобранном виде, понадобилось 180 железнодорожных платформ. Чтобы подвезти к месту работы, построили железнодорожную ветку. Там монтажники собирали его 6 месяцев.

В состав Волго-Донского комплекса сооружений, помимо канала, входил и проект Цимлянского гидроузла (ЦГУ), который на тот момент из 96 возведенных гидротехнических сооружений в стране был самым крупным

Дном будущего водохранилища послужила территория станицы Цимлянской (отсюда его и название), так как она находилась в низине. Поэтому для котлована водохранилища не было вывезено ни одного кубометра земли. Дон должен был разлиться в естественной впадине.

В состав Цимлянского гидроузла входят: земляная плотина – 13,5 км; бетонная водосливная плотина – 496 м; 2 судоходных шлюза – №14 и №15; судоходный канал между шлюзами ; гидроэлектростанция с рыбоподъемником; головное водозаборное сооружение Донского магистрального оросительного канала; железная дорога; автодорога; 2 моста; порт и лесобаза; эксплуатационные поселки.

Цимлянская плотина, протянувшаяся на 13 километров, поглотила 35 миллиардов кубических метров песка и вошла в книгу рекордов Гиннеса, как первая в мире плотина, построенная на песчаном грунте.


Уже в I квартале 1950 года в связи с увеличением количества строящихся объектов стал ощущаться дефицит специалистов. Поэтому там, где не хватало работников, ставились заключенные с определенным должностным окладом. Должности были различными – от истопника до инженера. Заключенные работали на тех должностях, на которых трудились еще на свободе. Они неплохо справлялись со своими обязанностями.

А ведь по числу заключённых лагеря Волгодонстроя стояли на одном из первых мест ГУЛАГа. Всего за годы строительства в них побывало 236778 человек, из которых 103884 трудились на возведении гидроузла.

Очень много было людей, угнанных немцами во время войны с оккупированных территорий в Германию, где они работали у фермеров. После освобождения их отправили по зонам. Больно было слушать рассказы о “воровстве”, когда ради того, чтобы дети не умерли с голода, с уже убранного поля собирали колоски, за что и получали от 3 до 5 лет лишения свободы. И что самое интересное: эти люди не озлобились, не ожесточились. Они не наказание отбывали, а трудились на благо восстановления страны. В основном это были нормальные люди. Не исключались, конечно, рецидивисты. «Политических» (по 58 статье) было немного.

Cтимулом служил зачет срока. Если заключенный выполнял норму на 125 процентов и больше, ему каждый день пребывания засчитывался за три дня. А так как у большинства срок был 10 лет, то после окончания строительства Цимлянского гидроузла заканчивался и срок заключения.
Но законы “зоны” оставались “волчьими”. Очевидцы рассказывали: “Тут много было преступного мира – блатные. И они жали работяг: деньги выхватывали, карманы выворачивали”.

Бытует легенда, что конец лагерному “беспределу” на стройке положили тогда сами заключенные. Пришел этап из Калининграда. Все военные. За самоволку, за солдатские преступления. 700 человек привезли их. Их командир говорит: что мы, будем терпеть? И начали лупить. Да так лупить, что блатные выбегали: спасите, охранники!” Не знаю насколько это верно, но моём детском сознании отложился сильный ночной пожар в зоне, что была на территории нынешней ковровой фабрики.

Как рассказывали потом взрослые, трудяги закрыли в бараках блатных и подожгли.
Приехавшим пожарным порезали шланги. На другой день подогнали вагоны и всех блатных вывезли.

Освобождаясь, кое-кто из «бывших» оставались в Ново-Солёновском и других посёлках. Среди них рабочие, инженеры, которые потом трудились на других предприятиях. 3000 досрочно освобождённых награждены, 15 из них – орденом Трудового Красного Знамени!

После переезда жилось на новом месте не легко. Были проблемы с водой и топливом. За водой приходилось ходить почти на край станицы в колодец. Поэтому первое время почти никто на приусадебных участках ничего не сажал. Потом появился водопровод, но ближайшая колонка находилась на расстоянии километра от нашего дома.

На территории Цимлянска находились зоны заключенных обнесенные высоким забором с рядами колючей проволоки, с вышками по углам. Одна из них, спальная, там где впоследствии появилась ткацкая фабрика, а затем ковровый комбинат. Строительная площадка поселка эксплуатационников ГЭС(городок), тоже была обнесена забором с колючей проволокой. Там, где сейчас проходит улица Московская, была проложена железная дорога, по которой подвозили стройматериалы на площадку строительства городка. В один прекрасный день забор убрали, и появился прекрасный поселок под черепичными крышами напоминающий западные курортные городки.

Я помню, как мы с отцом ходили на высокий холм туда, где сейчас стоит монумент строителям Волго-Дона. С этого места вся стройка была как на ладони. Внизу шла намывка плотины. Плотину намывали земснаряды.

Земснаряд представляет собой самоходное или несамоходное судно специального флота, оснащенное мощными землесосными насосами и специальной штангой, погружаемой в воду. Через трубу, размещенную на штанге, земснаряд может струей воды или посредством механического разрушения дна или берега водоема всасывать смесь воды и песка, а затем по трубопроводам передавать ее на сушу.

 

Цимлянскую плотину одновременно намывали до 11 земснарядов, выполнивших до 70% земляных работ по формированию насыпи плотины. В зависимости от времени работ, гранулометрический состав грунта на отдельных участках работало от 4 до 8 земснарядов. По мере завершения работ суда передавали с одного котлована к другому.

Сам процесс добычи песка производился следующим образом. Участок суши с разведанными запасами песка, перед разработкой очищался от древесной и кустарниковой растительности, с него снимался слой почвы. Земснаряд походил к берегу и начинал размывать его с помощью струи воды, постепенно расширяя подходной канал. По мере увеличения в размерах искусственного речного залива в образовавшийся котлован входил второй или третий земснаряд. Форма котлованов, отдаленно напоминающую лапку зверька как раз и образовалась в результате одновременной работы нескольких земснарядов, разрабатывавших каждый в отдельности свой небольшой заливчик и оставляя между участками работ земляной мыс. В другом случае бульдозерами отрывался котлован, к которому по каналу подводилась вода. В получившееся озерцо спускался земснаряд, который в ходе своей работы начинал увеличивать глубину и площадь водоема.

Смесь песка и воды – пульпа, от земснаряда подавалась к плотине по специальным трубопроводам. Максимальная протяженность пульпроводов составляла пять километров. При такой длине трубопровода на нем работала промежуточная насосная станция, подкачивающая смесь перед ее подачей на плотину. На поверхности воды трубопровод поддерживался плавучими бонами, а на суше прокладывались долговременные деревянные или стальные эстакады.

 

Каждый земснаряд подавал песчановодяную смесь на изолированную и обвалованную карту намыва длиной от 300 до 400 метров и шириной от 250 метров в начале работ до 20 метров на высоких участках ближе к гребню плотины. Перед началом формирования карт намыва проводилась подготовка участка. Бульдозерами снимался верхний слой почвы глубиной от одного до трех с половиной метров. В среднем глубина котлованов в основании плотины составляла около 1,7 метра. В основании карты монтировались трубы водопонижительных колодцев, собирающих и отводящих в сторону воду. Вода с тела намываемой плотины по системе канав сбрасывалась в Дон.

 

23 сентября 1951 перекрыли русло реки. Завершён первый этап строительства Цимлянского гидроузла. Также завершены перенос строений из ложа Цимлянского водохранилища и бетонные работы на третьем и десятом шлюзах.

1952 год. Январь. Закрыты первые два донных отверстия водосливной плотины. Началось заполнение Цимлянского моря. В феврале заработала Карповская насосная станция.

Март. Уложен последний кубометр бетона в головное сооружение Донского магистрального канала. Перекрыто последнее донное отверстие водосливной плотины. К этому времени воды в водохранилище поднялись почти на семь метров.

Апрель. Заполнен водой судоходный канал, соединяющий шлюз № 15 с Доном.
Коллектив участка «Спецэнергомонтаж» завершил монтаж первого гидроагрегата Цимлянской ГЭС. 6 мая произведено первое шлюзование на канале.

31 мая между первым и вторым шлюзами произошло соединение Волги и Дона. 1 июня через первый шлюз прошли буксирные теплоходы.

6 июня пущен первый гидроагрегат ГЭС. Цимлянская гидроэлектростанция вступила в строй и дала промышленный ток. 6 июля по каналу проследовал первый пассажирский теплоход «Сергей Киров».

27 июля 1952 года – день торжественного открытия канала. Праздник состоялся в Красноармейске и у Цимлянской ГЭС. Специально выделенные машины и автобусы везли сюда нарядных людей. Приехали жители посёлков эксплуатационников, колхозники Цимлянского, Николаевского, Морозовского и других районов, было много гостей из Ростова. По данным МВД присутствовало не менее 20 тысяч человек! После выступления руководителей и рабочих – концерт с участием знаменитых оперных певцов Ивана Козловского, Марка Рейзена, Наталии Шпиллер, звезды эстрады Клавдии Шульженко, чтеца Сергея Балашова и других именитых артистов. На фотографии виден отряд кавалеристов-казаков на мостовом переходе водосливной плотины, движущихся на праздник.

 

Праздник проходил и в станице Цымлянской. В квадрате улиц Чехова-Ватутина и Ленина-Социалистическая Был большой пустырь, на котором находился первый цимлянский стадион: поле, ворота и два ряда деревянных скамеечек. На этом поле казаки рубили лозу и показывали другие элементы джигитовки. Маленького мальчика поразила кавлерийская пирамида, когда два конника стоя на стременах скачут параллеьно, а у них на плечах стоит третий и жонглирует саблей. И ещё казак привязанный под брюхом лошади и играющий на гармошке на полном скаку. Лошадью управляет второй наездник стоящий на стременах.

 

На этой фотографии автор с родителями на том самом стадионе.


Вот так выглядела водосливная плотина во время строительства.

А так выглядит водосливная плотина сейчас.

50 лет из Цимлянска в Волгодонск ездили по дороге проходящей по плотине.

Потом построили объездную красавицу трассу.

Волго-Донской судоходный канал – единый архитектурный ансамбль. Советские зодчие облекли в художественную форму действующее гидротехническое сооружение.

15-й шлюз – один из самых красивых и величественных сооружений канала. На вершине его каменных 30-метровых башен, установлены статуи донских казаков на вздыбленных конях. Их взоры устремлены в сторону Дона. Автор – заслуженный художник РСФСР, лауреат Государственной премии Георгий Мотовилов.

За счёт гидроузла отстроили посёлок гидростроителей — с парками, стадионом, красивым дворцом культуры.

В стиле “сталинского ампира” административные здания были украшены барельефами и колоннами, на широких приморских улицах разбросались коттеджи, каждый с балкончиком, верандой и разбитыми во дворах клумбами.
На крутом береге была построена ротонда.Из ротонды, по замыслу архитекторов, Сталин должен был смотреть на рукотворное море (он, по рассказам местных жителей, обещал приехать на открытие Цимлянского гидроузла, да так и не приехал).

 

Одна из улиц городка энергетиков. Крыши жилых зданий покрыты красной черепицей.

 

Ещё одно крупное событие осталось в детской памяти.

В марте 1953 года умер И.В.Сталин. Траурный митинг проходил возле обелиска строителям ГЭС. Все были с траурными повязками. На груди были трауные значки – кружочки из красной материи обрамленные черной лентой. Народ плакал. Чтобы и как бы не было, со Сталиным выиграли страшную войну.

Школьные годы чудесные…

Школьные годы начались для меня в 1954 году. 31 августа с букетом цветов я пришёл в новую среднюю школу №2.

В те далёкие годы торжественные линейки в школах проводились 31 августа, а 1 сентября все приступали к занятиям. Какой-то шкет, наверное, второклассник, ростом почти на голову ниже меня, глядя в сторону нашего класса, презрительно сказал: «Первокашки!».

С первого по четвертый класс у нас была потрясающая учительница Ксения Евдокимовна . Она не только учила нас наукам, она ставила с нами детские спектакли. Ни один новогодний праздник не обходился без театрализованного представления поставленного по её сценарию с привлечением всех учеников класса.

Я в костюме Деда Мороза

И ещё одна особенность тех лет – в младших классах всех мальчиков стригли под ноль.

И вдруг у нас сменился директор школы. Он с семьёй приехал из другого района, и его сын попал в наш класс. А он был с чубчиком. В младших классах произошла революция: у всех мальчиков появились чубчики.

Ещё из воспоминаний детства, это поход в кино. В Театральном переулке№14 был кинотеатр «Родина» (это ещё до строительства «Комсомольца»). В этом кинотеатре были дневные детские сеансы. Билет стоил 10 копеек. Окно кассы выходило на улицу. Выстояв очередь с 10 копейками в руке, становился обладателем билета, дающим право войти в фойе. Помню, как мальчишки вскакивали с мест и кричали «УРА!!!!» во время фильма «Застава в горах», когда отряд конных пограничников спешил на помощь группе бойцов, сражавшихся с нарушителями границы. После пуска широкоформатного кинотеатра «Комсомолец», старый кинотеатр превратился в межшкольные производственные мастерские.

В то время было обязательное 7-ми летнее образование. По окончании семилетки можно было продолжить обучение в школе или техникуме, а также в ПТУ. Во многих сельских школах было только семилетнее образование, поэтому в 8-м классе к нам присоединились ребята из близлежащих населенных пунктов. Школа была маленькая, двухэтажная, занимались в 3 смены.

Во дворе школы стояло ещё одно строение, такой одноэтажный домик, в котором располагалось 2 класса, и две комнаты занимали школьные мастерские. Там стояли настоящие столярные верстаки, на которых мы учились пилить, строгать и делали свои первые табуретки. Был даже маленький токарный станок по дереву. Но на нем работал только учитель труда и отдельные выдающиеся старшеклассники. Наш класс тоже несколько лет занимался в этом домике. И это было здорово для нас. Мы могли контролировать, когда после звонка из-за угла главного здания школы появиться преподаватель и играть несколько лишних минут в футбол. Первоначально в школе не было спортивного зала, и все занятия проходили, если позволяла погода, на спортивных площадках во дворе школы. И вообще на переменах школьники проводили время во дворе школы. Весной, как только подсыхала земля, мальчишки играли в футбол или чехарду, девчонки в классики или прыгали на скакалке.

Потом к школе сделали пристройку, на первом этаже которой, должен был быть спорт зал. Но при строительстве не нашлось перекрытий нужной длины, и игровой зал превратился гимнастический с колонной посередине. Игровой зал в то время был только в ДК «Энергетик», где проводились соревнования по баскетболу и волейболу между школами и предприятиями.

Ещё из школьных лет запомнился апрель 1961 года. Стояла тёплая, почти летняя погода. На большой перемене, а она длилась 20 минут, все были во дворе школы, и вдруг раньше времени прозвенел звонок. Нас всех собрали в фойе второго этажа и объявили, что наш человек космонавт Юрий Гагарин полетел космос. Мы сначала не поняли и стояли молча, а потом раздались крики – УРА!!!

И ещё в 1961 году Н.С.Хрущев на 22 съезде компартии объявил:

“Нынешнее поколение Советских людей будет жить при коммунизме.”

И назначил срок – 1980 год.

Коммунизм это от каждого по способностям, каждому по потребностям. Мне еще тогда было непонятно – Ну ладно с материальной базой коммунизма может и справимся, но что делать с человеческим сознанием. Очень трудно ограничить свои потребности!

У нас в школе у мальчиков были уроки военной подготовки. Их вел майор в отставке, участник Отечественной войны. В школе были настоящие винтовки со спиленными затворами и мы учились выполнять строевые команды («на плечо», « к ноге» и т.п.). Он же руководил стрелковым кружком. Были две мелкокалиберные винтовки, с которыми мы ходили в тир у моря стрелять. Летом старшеклассники всей школы под руководством военрука ходили в походы на реку Сухую километрах в 6-ти от Цимлянска. Там он учил нас ставить палатки, правильно готовить место для костра и разжигать его. Готовили пищу на костре, проводили игру типа «Зарницы».

В те времена в школе существовала система трудового воспитания. На территории школьного двора была небольшая балка, на склонах которой были посажены кусты винограда. Там же был небольшой огород. Во время летних каникул каждый школьник должен был отработать определенное количество часов летней практики по уходу за этим садом-огородом. Мы поливали и пропалывали грядки и выполняли другие работы.

В школе были кружки: пения, народных танцев, рисования, художественной лепки. Были кружки и в районном доме пионеров: авиамодельный, судомодельный.

В старших классах был организован летний трудовой лагерь. Наш военрук где-то достал четыре армейские квадратные палатки. Мы вместе с ним изготовили под них деревянные каркасы с нарами. Эти палатки были установлены на берегу залива недалеко от ст. Терновской. Там же была сооружена кухня со столами под навесом для приема пищи. Такой полевой лагерь. В двух палатках жили девочки, в двух мальчики. Рано утром за нами приходила машина, и мы ехали на прополку или окучку насаждений. К 10-11 часам дня мы возвращались, и целый день был свободный. Можно было купаться, загорать, заниматься рыбной ловлей. Когда жара спадала, играли в футбол. Один из старшеклассников привез с собой гармонь, и по вечерам были танцы или просто пели у костра. Да, тогда ещё пели. Колхоз привозил нам продукты. У нас была взрослая повариха, и помогали ей дежурные по кухне. Домой мы вернулись окрепшими, загорелыми. Начиная с пятого класса в сентябре месяце неделю, а может и более, мы ездили помогать колхозам убирать урожай. Чаще всего в винсовхоз Цимлянский резать виноград. Так что с виноградом были знакомы с детства. Правда, несколько раз приходилось помогать в уборке кукурузы. Обламывали початки спелой кукурузы и сваливали их в кучи. А потом приходили машины и увозили их. Это были времена увлечения Н.С.Хрущева кукурузой.

В 1962 году началась реформа школьного образования. Вместо обязательного семилетнего образования, было введено обязательное восьмилетнее образование. А средне образование увеличивалось до 11 лет. В трёх старших классах вводилось производственное обучение: 4 дня мы учились в школе, а два дня осваивали какую либо специальность на производстве или в учебных мастерских. Тогда в стране была шестидневная рабочая неделя при семичасовом рабочем дне.

В нашей школе были несколько вариантов. Токарь на Ремонтномеханическом заводе или поммастер (слесарь наладчик ткацких станков) на ткацкой фабрике для мальчиков. Ткачиха или продавец промтоваров для девочек. Я выбрал токаря. В первый год обучения нас прикрепили к рабочим, и мы реально учились точить болты и гайки. Кроме того, с нами занимался инженер, который читал нам теорию резания и металловедение. На следующий год в здании бывшего кинотеатра «Родина» были сделаны межшкольные производственные мастерские, поставлены токарные станки и следующие два года мы проходили обучение там. В результате после окончания школы я получил, кроме диплома, ещё и корочки токаря 2-го разряда. Но эта система, инициатором которой был Н.С.Хрущев, продержалась не долго. В 1964 году произошла смена власти, а в 1966 году школа вернулась к десятилетней схеме обучения. В 1966 году в школах было два выпуска 11-ти летки и 10-ти летки. Возврат объяснили невозможностью создать во всех школах надлежащей производственной базы.

Особенно хочется отметить в те школьные годы праздники 1 мая и 7 ноября. К ним готовились, рисовали плакаты, репетировались духовы оркестры. В то время каждая школа имела свой духовой оркестр. В моем классе тоже было два оркестранта – трубач и альтист. Иногда их отпускали с занятий на репетиции.

Школьный оркестр школы №2. На первом плане мои одноклассники.

Когда во главе школьной колонны оркестр начинал играть марш «Прощанье Славянки» все непроизвольно подтягивались и начинали идти в ногу.

Оркестры были на многих предприятиях. Колонны двигались из разных мест города на площадь Победы. А там, на ступенях ДК Энергетиков бала построена трибуна для проведения митинга. Колонны занимали всю площадь, а оркестры становились на площадке возле ДК и организовывали сводный оркестр.

ДК “Энергетик”, приморский парк и танцплощадка вдали.

После митинга все расходились по домам к своим столам. Собирались по-родственному или дружественными компаниями. Во время застолья обязательно пели.

Пели разные песни и старинные и современные для тех времен, но почти обязательно «По Дону гуляет…» и «Распрягайте хлопцы кони…». Магнитофонов тогда не было…

У школьников тогда тоже были свои развлечения. В районном доме пионеров был клуб старшеклассников. Проводились тематические вечера, которые заканчивались танцами. Аналогичные вечера проводились, обычно по субботам, и в школах. В школе №1 был великолепный струнный оркестр.

В старших классах начинали ходить на городские танцы. Они зимой проходили в фойе на втором этаже ДК Энергетиков, а летом в парке на танцевальной площадке: асфальтированный круг, обнесенный не высоким забором с эстрадой в виде небольшой сцены и сферической ракушки. Времена ВИА ещё не наступили, поэтому в оркестре не было электрогитар. Был небольшой эстрадный оркестр: труба, саксофон, тромбон, контрабас и «Машка» на барабанах. «Машка» – упитанный парень, всегда весело улыбающийся. За что его так прозвали, не знаю. Когда играли в ДК, было ещё пианино. В оркестре «лабали» преподаватели детской музыкальной школы. На калитке много лет стояла непроходимая «баба Дуня». Мимо неё не мог пройти не один безбилетник.

И ещё воспоминание школьных лет. В Цимлянском доме отдыха летом бывал интернациональный лагерь. Сюда приезжали иностранные студенты, обучающиеся в Ростовских вузах. Один год это были кубинцы. Они были очень дружелюбны и обходительны. Они устраивали встречи с местной молодежью, концерты. Запомнился один концерт на ступеньках ДК, который закончился хоровым исполнением вместе со зрителями очень популярной тогда песни «Куба любовь моя!».

Цимлянский дом отдыха.

Но вот школьные годы закончились. Позади выпускные экзамены.

В Цимлянске после выпускного банкета идут встречать рассвет в парк на ротонду. С неё видна линия горизонта, где море сливается с небом, и откуда встаёт солнце.

Центральная аллея парка и ротонда у моря.

Сразу после выпускных экзаменов сфотограироваться не успели, а потом все собраться не смогли. Так что это только часть нашего выпускного класса

Недавно услышал клип Антона Лирника « У нас было детство…» Он меня просто за душу взял. Клип про 80-е, но очень созвучен с нашим детством.

 

Здорово быть студентом!

Последние годы учебы в школе меня мучили сомненья куда поступать: в РИСИ (инженерно строительный институт) на факультет Архитектуры или в ТРТИ (радиотехнический институт) на факультет Радиоконструирования. Дело в том, что в школе я рисовал, а также собирал карманные радиоприемники. К тому же школу закончил с медалью, и нужно было сдать на 5 только профилирующие предметы. И я решил ехать в Ростов на Дону поступать на Архитектуру.

Во время подготовки я жил у родственников. Много ходил по центру города с альбомом, рисовал. Всю улицу Энгельса (ныне Большую Садовую) от пригородного вокзала до площади Карла Маркса исходил пешком не один раз. Первое время стеснялся рисовать на улице. Но потом познакомился с мальчиком, который тоже поступал в РИСИ, и у которого за плечами была изостудия. Он научил меня не обращать внимания на окружающих. Я же был самоучкой. В моём городе изостудий не было. Единственным моим наставником был учитель рисования в школе, который сам был самоучкой.

Профилирующим предметом на экзамене было рисование. Проводился он три дня. Первый день рисовали гипсовую фигуру – 2часа. После этого отсеивались те, кто вообще не умел рисовать. Затем два дня по 4 часа рисовали гипсовую голову какого-то греческого героя. Тянули билеты на номер места, где сидеть. От этого зависело, как повезло с тенями, сложно или просто выявить объём и фактуру. После первых четырех часов рисунки сдавали, а наследующий день садились на те же места, получали свои рисунки и заканчивали работу.

За рисунок я получил четверку. Это было хорошо для самоучки, но потребовало дальнейшей сдачи экзаменов. Математику и физику я сдал на отлично, но этого мне не хватило для проходного бала. Конкурс был очень высокий: 10 человек на место.

Вернувшись, домой, я устроился токарем в ремонтную мастерскую при строительной организации. Помогла школьная подготовка. Правда, сначала меня взяли учеником токаря, но со временем разряд, полученный в школе, восстановили.

Оценив свои перспективы с рисованием, я поступил на заочные курсы для поступающих в ТРТИ. Но случайность изменила мои планы.

Муж учительницы физики из нашей школы был директором Районных электрических сетей. Им пришла разнарядка направить на обучение на энергетический факультет Новочеркасского политехнического института трёх человек из своего коллектива. Одного они нашли сразу, а ещё двух не было. И тогда он попросил поискать среди своих учеников выпускников прошлых лет с хорошими отметками по физике и математике. Она нашла меня, предложила съездить, поговорить в электросети. Со мной провели беседу и убедили, что профессия инженера релейной защиты, самая лучшая в мире. Я перевёлся из строительной организации в электросети и поехал поступать в Новочеркасск.

В институте мне сказали, что поскольку у меня только год стажа, а надо два, то привилегии при поступлении на меня не распространяются и единственное, что они могут для меня сделать, это дать мне место в общежитии на время экзаменов. Ну, здесь я уже не подкачал. Две пятёрки на экзаменах по математике письменно и устно, и я студент. Пока остальные сдавали экзамены, нас, отличников, до зачисления отправили на стройку спортивного комплекса с большим гандбольным залом и плавательным бассейном.

Так я поступил в

с августа 2013 – Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова.

Зачем было переименовывать? Я ничего не имею против Платова, но ведь он военный, а институт ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ. А Орджоникидзе был председателем ВСНХ (Верховный Совет Народного Хозяйства). Политех и народное хозяйство как-то более созвучны. И почему в названии потеряли орден? Он что не заслужен? Я так не думаю.

Историческая справка:

Платов родился в столице донского казачества Черкасске (ныне — станица Старочеркасская Аксайского района Ростовской области) Граф (1812) Матвей Иванович Платов (1753—1818) — атаман Донского казачьего войска (с 1801), генерал от кавалерии (1809), который принимал участие во всех войнах Российской империи конца XVIII — начала XIX века. В 1805 году основал Новочеркасск, куда перенёс столицу Донского казачьего войска. За кампанию 1812 года находившиеся под командованием Платова казаки взяли около 70 тысяч пленных, захватили 548 орудий и 30 знамён, а также отбили огромное количество награбленных Напалеоном в Москве ценностей

Григорий Константинович Орджоникидзе (партийное прозвище Серго́ 12 (24) октября 1886, с. Гореша, Кутаисская губерния — российский революционер (большевик) грузинского происхождения, из дворян; один из крупнейших руководителей ВКП(б) и Советского государства.

С 1930 года — председатель ВСНХ, а затем нарком тяжёлой промышленности.

Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) — наименование центральных государственных органов управления народным хозяйством в советских республиках и в СССР.

В 1957 г. институт награжден орденом Трудового Красного Знамени. Орден Трудового Красного Знамени стал наградой за выдающиеся заслуги перед Советским государством и обществом в области производства, науки, культуры, литературы, искусства, образования, здравоохранения, социальной и других сферах трудовой деятельности.

Раньше всё было имени Ленина, а сейчас в Ростовской области всё имени Платова. В каждой деревне есть улица или площадь Платова.

Вообще с переименованием вузов произошёл полный маразм.

Был один университет РГУ. Остальные все институты.

РИНХ – институт народного хозяйства;

РИСИ – строительный институт;

РИСХМ – институт сельхозмашиностроения;

РИИЖТ – инженеров железнодорожного транспорта;

РГМИ – медецинский институт;

ТРТИ – радиотехнический институт;

По абривиатуре легко понять. А сейчас все «ЮРГ…».

Сейчас все университеты. Наверно это добавляет приоритет руководителям вузов, да и зарплату тоже увеличивает.

Но ведь никто не переименовывает МИФИ.

И ещё историческая справка про мой любимый институт:

Студенческие беспорядки 1905-1906 годов привели к временному закрытию Варшавского политехнического института. В январе 1907 года Совет министров России принял решение «учредить в Новочеркасске политехнический институт, использовав для сей цели денежные средства и личный состав Варшавского политехникума». Так началось создание Новочеркасского политеха. Он строился по проекту похожему на Варшавский университет.

Общий вид. Главный корпус.

Энергофак.

Вид со стороны стадиона.Главный слева, химфак прямо, энергофак справа.

Главная достопримечательность – Крытый двор в главном корпусе.Все студенческие праздники проходили в Крытом.

На снимке Крытый перед Новым годом.

Вот закончились экзамены и мы уже студенты; Мужская часть нашей группы.ЭнФ 1-7.Релейщики!

Здорово быть студентом!
Вот и сдал ты вступительные.
И, взлетая по лестнице,
ты несешься стремительно
на первую лекцию.
Что там будет у вас
– начерталка? черчение?
Впрочем, это сейчас
не имеет значения,
Будет первый звонок
надрываться взволнованно,
как черта, как залог
необычного, нового…
Будет много прекрасного.
И порой будет грустно,
будет много неясного,
будут споры без устали.
Будет много красивого
даже в толстых учебниках,
будут звездные, синие
прогулки вечерние.
Но не только поэзия
в студенческих буднях,
ты узнаешь, что сессия
-это трудно…
Может, будет не так,
может, будет не то еще,
но ведь это пустяк,
если парень ты стоящий.
Пусть не все будет сладко,
лишь бы не было пресно.
Если все очень гладко
-не интересно.
Бойся серого, нудного,
бойся робкого тленья,
чем больше трудного,
тем веселее.
Наша молодость – знамя,
наша молодость – солнце!
Знаний! Знаний!
Споров! Бессонниц!
Не бойся быть вздорным,
бойся степенства!
Здорово! Здорово!
быть студентом!

Шварц В.А., выпускник НПИ

С первого сентября все зачисленные студенты-первокурсники ехали на сельхозработы. Мы попали на Аксайский консервный завод. Девочки работали в цехах по переработке помидоров в основном в томатный сок. Это так на них подействовало, что они несколько лет после этого не могли его пить. А мальчишки работали на погрузке продукции и на строительных работах. Я попал в строительную бригаду. Жили мы на квартирах у работников завода, спали вповалку на полу на матрасах, но были молоды, счастливы, что студенты и эти неудобства нас не расстраивали. Среди нас был баянист Андрей, и по вечерам на асфальтовой площадке конечной остановки Ростовского автобуса устраивали танцы.

Младшие курсы регулярно ездили на сентябрьские работы

Обычно на четвертом курсе уже никуда не посылали. Но и тут нам повезло. Нас послали на уборку винограда в винсовхоз Титовский. Для меня это было привычно, я в школе много лет ездил резать виноград. Мои же сокурсники впервые попали на такое обилие винограда и не расчитали возможности своих желудков. Вечером в деревянные домики за общежитием выстроились очереди.

Первое время мальчики жили в больших палатках, а девочки в общежитии поблизости. Но потом прошёл дождь и наступили холода. Нас переселили в двухквартирные домики, которые почему-то стояли пустые.

Вот так мы жили

И тут у нас произошло небольшое приключение. У одного из сокурсников был день рождения. Мы к нему готовились. Одни пошли на соседние запруды бреднем рыбу ловить, другие варили картошку и резали салаты. Продукты нам выписали в счет зарплаты в совхозной столовой, в которой мы питались. А двух наших сокурсников с бачком для питьевой воды (такие бывают оцинкованные с крышкой и краником с боку) отправили в совхозный вин цех, где работало несколько наших девчонок и где нам пообещали дать оределенную толику вина для праздника.

Прошло довольно большое количество времени. Рыба почищена и нажарена, картошка сварена, салаты порезаны, а гонцов нет. Начали волноваться и послали поисковый отряд им на встркчу. Нашли их на половине дороги за интересным занятием: они соревновались, кто больше отопьёт за один глоток через край в двдцатилитровом бачке. На праздник жизни они уже не попали – были не в состоянии.

За время учебы было много разных забавных случаев. Хочу рассказать об одном таком эпизоде на экзаменах в летнюю сессию, участником которого был сам.

Мы сдавали физику, а в аудитории напротив сдавали теормех. Наша преподавательница по физике Кукоз (не помню, к сожалению, её имя-отчество) читала нам лекции в 1 физической. Там во всю стену висели четыре доски. Две по центру одна над другой и две по бокам. Средние доски по мере заполнения можно было менять местами – одна заполненная поднималась вверх, а чистая опускалась вниз. Так вот, она за пару заполняла доски формулами несколько раз. Мы в свои конспекты успевали срисовывать только формулы без всякого текста. Это я подробно описываю, чтобы было понятно следующие событие.

На экзаменах ставилось несколько столов вместе, образуя такой аэродром. Вокруг садились студенты, взявшие билет, и начинавшие готовится, а во главе стола сидела преподавательница. Она считала, что так исключается списывание. Из студентов за столом готовились я, два наших отличника и очень флегматичный студент, скажем Витя, который не очень утруждал себя подготовкой к экзаменам.

Было жарко, двери обеих аудиторий были открыты, экзамены напротив принимал Аванес Христофорович Ватульян. Пока студенты готовились, преподаватели вышли в коридор и разговаривали о том, как идут экзамены и списывают или нет студенты. Кукоз заглянула в дверь, и уверенно заявила, что у неё не списывают. Эа это время Вите подсунули тетрадь с конспектом лекции, и он добросовестно переписал все формулы, а наши отличники решили ему задачки из билета.

Тут она вернулась в аудиторию, и вызывает Витю по фамилии к себе: «Вы уже давно готовитесь!». Витя добросовестно начинает ей читать формулы по буквам. Она слушает, потом говорит: «Ну это же надо так вызубрить?». Смотрит решение задач и говорит: «Больше тройки я вам поставить не могу!». «А я учил» говорит Витя с присущей ему флегматичностью, и, скрывая радость, выходит.

Совсем по-другому обстояли дела у Ватульяна А.Х., если он ловил со шпаргалкой, однозначно пересдача на осень. Если двойка была «честная», можно было попробовать пересдать в сессию. Вообще-то он у нас читал лекции и вел практические занятия, поэтому знал, кто чего стоит, и на экзамене решался только вопрос 3 или 4, 4 или 5. Особо одаренных теорию не спрашивал, давал только задачи и сразу ставил 5.

Первых два курса я жил на квартире, и только на третьем получил место в общежитии №1 на Крылова 6. Много ещё разных историй связанных с этой общагой можно вспомнить. Как мы по ночам готовились к экзаменам, а потом, совсем обалдев от знаний, шли зимой на спортивную площадку по снегу играть в дыр-дыр.

Коллективная жареная картошка

Брали на прокат в складчину телевизор, чтобы смотреть хоккей. В комнату, где стояло четыре кровати, набивалось по 20, а может и более, человек.

Практически все учились играть на семиструнной гитаре. Даже я, не обладая музыкальными способностями, выучил три основных аккорда и пытался петь песни Окуджавы.

У нас в группе был гитарист Серёжа, который великолепно играл на семиструнной гитаре. Играл по настоящему, не только аккордами, романсы, русские народные песни, цыганские. Он так пел «Марчанчу», что два цыгана, молодой и старый, чуть не подрались из-за него. Молодой сказал, что он не правильно поет, на что старый ответил, что это правильно, по-старинному. А Сергей разучивал её со старой пластинки фирмы «Мелодия», ещё на 78 оборотов. А ещё у него в репертуаре были песни Окуджавы, романсы и, конечно, так называемый, воровской шансон.

Еще наша группа была спортивная. Один входил в состав сборной института по волейболу, один в состав сборных по баскетболу и по гандболу, три борца, легкоатлетка – спринтер, боксер и конечно же футбол.

Команда молодости нашей – сборная энергофака по футболу образца 1968 года.

Вот так мы учились, сдавали экзамены, отдыхали. Как известно – «от сессии до сессии живут студенты весело, а сессия всего два раза в год.» Праздновали свои дни рождения и праздники вместе со всей страной.

Энергеты на првомайском празднике.

На старших курсах стали ходить на кафедру, заниматься научной работой. Под руководством к.т.н. Кужекова Станислава Лукьяновича я проводил разработку реле тока для высоковольтных линий, не реагирующее на апериодическую слагающую тока КЗ. Эта разработка легла в основу моего диплома.

За написанием диплома.

Прошла защита и застолье с обязательным окунанием институтского значка в фужер с шампанским. Но дипломы дали только девочкам, а так как у нас была военная кафедра, мы отправились в воинские лагеря на два месяца зарабатывать лейтенантские погоны.

На энергетическом факультете осваивали две воинские специальности: командир взвода радиосвязи и штурман дальней авиации. Кому позволяло здоровье, шли в штурманы, а нет здоровья – в связисты. Меня подкачал мой вистибюлярный аппарат, и я попал в связь.

Всю теорию мы прошли за годы учебы, а теперь должны были ознакомиться с армейским бытом воочию. Нас привезли на армейский полигон в Краснодарском крае недалеко от населенного пункта Молькино. Там был целый палаточный городок, таких как мы связистов из разных вузов страны.

 

Всё было, как положено: побудка, построение, завтрак, строевые занятия, работа на технике с выездом на полигон. Самым страшным был марш бросок в полной выкладке с автоматами за несколько километров на стрельбище. А это было в июле в краснодарской степи, когда в тени +40. Над нами сжалились и не заставили надевать противогазы. Вот тогда я оценил кирзовые сапоги. Если портянки намотаны правильно (отец ещё в школьные годы научил этому искусству) то никакая пыль не страшна. Гимнастерка пропиталась потом, превратилась в своеобразный скафандр с внутренним климатом, ноги в портянках чистые. Только нужно чтобы портянка была фланелевая.

После двух месяцев лагерей мы получили лейтенантские погоны, кто сразу запаса, а кто и двухгодичника армейской службы. Некоторые из наши ребят-штурманов после двух лет остались служить дальше, а некоторые ушли в гражданскую авиацию.

Жалко было расставаться с родным институтом и навсегда запомнились стихи

На камнях, потемневших дочерна,
в наслоенной годами пыли
кто-то вывел размашистым почерком:
“Я люблю тебя, НПИ!”
Может,это мальчишка взъерошенный,
только-только со школьной скамьи,
пораженный, счастливый, восторженный,
стал студентом твоим, НПИ.
Может, эта – косички да бантики,
да полнеба в огромных глазах,
наконец, одолев математику,
расписалась на серых камнях…
Может, после защиты «дипломного»
кто-то долго стоял здесь один,
было счастье, как Крытый, огромное,
и немного щемило в груди…
Может, это мужчина седеющий
вспомнил лучшие годы свои
и, как хрупкую-хрупкую девочку,
гладил камни твои, НПИ…
На камнях, потемневших дочерна,
в наслоенной годами пыли
кто-то вывел размашистым почерком:
“Я люблю тебя, НПИ!”

Шварц В.А.

ВНИИР (Всесоюзный научно-исследовательский институт релестроения)

По распределению я попал в г. Чебоксары, столицу Чувашии, во ВНИИР. Прежде чем продолжить повествование о том, почему я попал в Чебоксары, я приведу выдержки из статьи Нудельмана Г.С., председателя совета директоров ОАО «ВНИИР», академика АЭН РФ, президента АЭН Чувашской Республики, заведующего кафедрой ТОЭ и РЗА ЧГУ, заслуженного изобретателя России и Чувашии. Выпускника НПИ 1960 г.(Релейщик 03 2017 г.)

Большинство приехавших в Чебоксары – питомцы кафедры «Электрические станции и электроэнергетические системы», с основным направлением по релейной защите. Возглавлял кафедру профессор Александр Дмитриевич Дроздов, который всегда говорил: «Настоящая релейная защита есть только в Чебоксарах. Обязательно поезжайте туда, посмотрите, и тогда вы действительно поймете, как все это производится и работает». Это были пятидесятые годы прошлого века. Заметна роль НПИ в становлении и развитии электротехнической отрасли Чувашии, флагманом которой был Чебоксарский электроаппаратный завод (ЧЭАЗ), созданный на базе цехов, эвакуированных в 1941 г. из Харьковского электромеханического завода, и приступивший к выпуску продукции уже в том же году. В 1960 г. В Чебоксарах высадился первый десант из НПИ – «десант профессора Александра Дмитриевича Дроздова». Большинство молодых специалистов направлялось для работы в создаваемый в Чувашии электротехнический НИИ (ЧЭТНИИ), впоследствии переросший из республиканского во Всесоюзный научно-исследовательский, проектно-конструкторский технологический институт релестроения (ВНИИР). Первый «десант» из НПИ, прибывший в 1960 г. составили: энергетики Юрий Алимов, Юрий Зозуля, Валерий Колобянин, Юрий Корольков, Анатолий Костюлин, Года Нудельман, Рая Розенблюм, Феликс Розенблюм, электромеханики Геннадий Гаврилов и Георгий Глухенький. Заметными были также второй и третий «десанты» из НПИ: 1961 г. – В.Горшенин, Н.Горшенина, В.Власов, Л.Надель, Э.Подгорный, И.Рутман, В.Шевцов, В.Нудельман, В.Чеботарев, Ж.Чубко. 1962 г. – В.Васинеж, А.Дмитренко, Б.Стребуляев, В.Звонарев, Н.Слепканев, А.Романенко, Ю.Лямец, Л.Пашков, П.Лосев. В дальнейшем массового пополнения из НПИ больше не было. 1963 г. – Ю. Сухоручкин, 1968 г. – Ю. Кириченко. Приезд групп выпускников состоялся в 1969 г.: Н.Дони, Е.Кириевский, А.Наймон, Ю.Свечкарев и в 1971 г. – Н. Бойко, Ю.Самодуров, А. Галкин, Ю. Торгашев. В 1973 г. чебоксарцами стали А.Шурупов, М.Шамис, Ю.Тимошенко, четырьмя годами позже – Н. Кочкин.

Быстротечное время листая,
Отделяя судьбу от случайности,
Отмечаем полвека прощания
(Хоть не верится в эти реальности!)…
Через годы, с особенной нежностью,
В дружбе вечной услышав признания,
Мы, забыв про закон неизбежности,
Снова в юность летим на свидание…
В НПИ, в этот храм Просвещения,
Где по крохам «умы наполняются»,
И, конечно, с особенным рвением
Танцы в «Крытом» всегда посещаются.
И, хоть память имеет изъяны,
Имена в ней остались такие:
Циопкало, Кукоз с Ватульяном
Богуш, Фейгин, Дроздов и другие.
Нас изрядно судьба потрепала,
И в рядах появились прорехи.
Но сегодня наполним бокалы,
Чтобы выпить за славные вехи!

Нудельман Г.С. 2010 г.

При распределении списки составлялись по оценкам за профилирующие дисциплины. Чтобы остаться работать в институте, кроме высоких оценок, нужно было иметь местную прописку, точнее жильё в Новочеркасске. Специальность «Релейная защита и автоматизация электроэнергетических систем» занимает в рейтинге аналогичных вузов из 12 – 1 место. А работать под руководством А.Д.Дроздова было престижно, поэтому все хотели остаться на кафедре. Вторым престижным местом был ВНИИР.

Так как некоторые стоявшие в списке выше меня были призваны на службу в армию, и ещё ВНИИР не принимал женатиков, я оказался в начале списка и поехал в Чебоксары. Прилетел я в Чебоксары 10 октября. Когда я выезжал из дома, стояла наша южная солнечная золотая осень. Я был в легком плаще и туфлях на тонкой подошве. Подлетаем к аэропорту – идёт снег. Начали брать сомнения, а примут ли нас Чебоксары. Мне повезло, самолет приземлился. И ещё повезло, что общежитие, точнее комнаты в жилом доме отданные под общежитие, находились в пяти минутах от работы. Изначально мы жили в двухкомнатной квартире по четыре человека в комнате. Все молодые специалисты, одного года заезда, но из разных городов. Но вскоре достроили двухподъездный дом с однокомнатными квартирами.

В одном подъезде было общежитие, а в другом жили семейные. Квартиры были малогабаритные с жилыми комнатами 16 кв.м. и 12 кв.м. В первых жили по 4 человека, во вторых по 2. Со временем, когда стали создаваться новые молодые семьи, их стали заселять в 12-метровки. Мне повезло с соседями: двое из Куйбышева (с любимой присказкой: « А у нас в Самаре…»), один из Оренбурга и я из Новочеркасска. Следующее лето мы все вместе провели в походах, за Волгой.

В институте я попал в четвертый, релейный отдел в лабораторию Л.Наделя.

Наша лаборатория тех лет

Непосредственно мной руководил мой земляк более раннего выпуска Николай Дони (Николай Анатольевич). Я думаю, он не обидится, что в дальнейшем я его буду называть Колей. Мы почти ровесники, да и в молодости кто называл друг друга по отчеству. Наша лаборатория разрабатывала высокочастотную дифференциальную защиту ЛЭП 330-750 кВ.

Стойка высокочастотной дифференциальной защиты. Внизу модуль логики определяющий работу всей защиты.

Мне доверили разработку и испытания реле сопротивления для этой защиты. Коля взял меня под свою опеку и дал много полезного для быстрого втягивания в текущий производственный процесс. Причем мы с ним очень быстро нашли общие точки общения не только на работе, но и в быту.

Чаепитие в общежитии.

Коля был страстным меломаном, собирателем музыкальных записей, а ещё сильным специалистом в электронике. Жили мы в одном общежитии, и он очень быстро втянул меня в свои увлечения. У него была радиола «Эстония 006» и магнитофон «Айдас». Тогда с дисками было туго, поэтому новые мелодии записывали с эфира из популярных передач “Запишите на ваши магнитофоны” и “На всех широтах”  Виктора Татарского.

 

Всё готово к записи на наши магнитофоны.

Под впечатлением купил приставку «Нота», собрал ламповый усилитель на 6П14П, из разделочной доски и 3-х динамиков (пищалка, сч и нч) соорудил звуковую колонку и получил музыкальный центр.

Процесс создания музыкального центра.

Позднее Коля купил магнитофон «Маяк 201», а чуть поэже такой же магнитофон купил и я.

Ещё Коля делал эстрадный усилитель для институтского эстрадного оркестра, а я ходил у него в помощниках. Потом были работы по преобразованию полустудийного магнитофона, если мне память не изменяет, МАГ-8М(Тембр), в ревербератор для того же оркестра, путем добавления дополнительных магнитных головок.

На одном из этапов разработки дифференциальнофазной защиты мы с Колей возили наше детище на стенд в Москву, для испытаний в динамическом режиме. А стенд находился на территории местной электростанции в самом центре Москвы, рядом с театром Эстрады. Командировка была длительная, но плодотворная, как с точки зрения испытаний, так и с точки зрения повышения нашего культурного уровня. Днем работали, а вечером ходили в театры, куда только могли достать билеты. Попали даже на «Лебединое озеро» в Большом, правда на сцене Дворца Съездов.

Кроме работы, в те годы в институте проводилась ещё и общественная деятельность. Работал профком отдела. На каждый праздник один из отделов института готовил праздничную программу. Нашему отделу достался Новый Год, и мне пришлось принимать активное участие в художественном оформлении вечера – сочинять и рисовать афишу и т.п. Так проявив однажды активность, я попал в члены профкома отдела ответственным за спорт. В мои обязанности входило организовывать народ на спортивные мероприятия. По линии профсоюза в институте велись соревнования, и одним из пунктов была массовость в спорте. С соревнованиями по игровым видам спорта было проще. Составы команд по волейболу и футболу были уже известны, и собрать их не составляло труда. Сложнее было с лыжным спортом. Здесь главное было – массовость. Приходилось подходить к каждому и уговаривать выйти на старт.

Были в отделе и очень ответственные люди. Один завлаб, кандидат наук, между прочим, сказал мне: «Я совсем не умею ходить на лыжах, но если это принесёт нам очки, я приду». И он пришёл на старт, и пошёл по лыжне.

Предстартовые волнения.

Первыми на старт выходили самые возрастные сотрудники, а последними самые сильные члены сборной института. Они же следили, что бы никто ни потерялся. Я и сам лыжник никакой. В детстве катался на лыжах только с горки, да и то на лыжах с валенками. Беговые лыжи надел первый раз в Чебоксарах. Но и то я кое-кого из старичков обогнал.

Я в роли лыжника.

Соревнования закончились, а нашего завлаба нет. Пришлось отправлять группу поиска. Нашли его в овраге. Он на повороте сошёл с лыжни и застрял в глубоком снегу. Всё закончилось удачно, без травм.

Летом мы ходили в походы. Со среды составляли списки продуктов, в четверг закупались, в пятницу после работы собирали рюкзаки, палатки и ехали на причал, чтобы переправиться через Волгу.

В полной боевой выкладке.

В воскресенье вечером возвращались усталые и довольные. До среды отдыхали и потом по-новой. Тогда ещё не было водохранилища, и за Волгой была благодать: хочешь сосновый бор, хочешь лиственные леса.

С приходом осени все дружно отправлялись собирать грибы. Для этого переправлялись за Волгу, иногда по пути заходили на территорию какой-нибудь турбазы или дома отдыха, поднимали дух и уходили в лес за грибами.

Интелектуальные автоматы с прохладительными напиткам.

Впереди долгий путь

Я грибник такой – же, как и лыжник, поэтому, когда находил гриб, созывал консилиум для определения его съедобности.

Грибы собраны, можно передохнуть.

Постепенно я научился определять самые известные грибы – подосиновики, подберёзовики и белые, и собирал только их.

Первым женился Коля.

 

А в 1974 женился и я. В 1976 у нас родилась дочь. К этому времени я сдал кандидатский минимум и подумывал об аспирантуре. Но с жилищным вопросом во ВНИИР не было перспектив. А в это время у меня на родине развернулась великая стройка: «Атоммаш зовет!!!» Газеты пестрели рекламой – жильё за полгода и т.п.

В летний отпуск я поехал на разведку. Специалисты требовались и на стройку и на будущий завод. К тому же удалось получить приглашение переводом на строящуюся ТЭЦ2. По возвращению в Чебоксары на семейном совете решили ехать в Волгодонск. Что из этого вышло, напишу в следующей части.

PS.

Мой друг молодости, сотрудник по ВНИИРу

Николай Анатольевич Дони – директор по науке компании «ЭКРА», заслуженный изобретатель Чувашии, кандидат технических наук, академик АЭН ЧР.

Н.А. Дони – автор около 150 научных работ, 35 изобретений. Имеет ряд государственных наград.

Моя судьба “АТОММАШ”

И вот 10 октября 1976 года мы приехали в Цимлянск и первоначально поселились у родителей. Так как у меня были документы для устройства на работу переводом на ТЭЦ№2, я поехал устраиваться туда . Первые две недели я работал как бы ознакомительно без оформления. И тут я столкнулся с тем, что вся релейная защита на ТЭЦ была выполнена на электромеханических реле, а я в НИИ имел дело с электроникой. Выходит 5 лет «коту под хвост» и надо начинать с нуля, как молодой специалист.

И я направился в дирекцию строящегося завода тяжёлого машиностроения на Степную 16 искать электронную службу. Меня направили в отдел Главного технолога, где создавалось бюро станков с ЧПУ под руководством зам.отдела Деньгина Николая Ивановича. В состав бюро входила группа обслуживания станков под руководством Самойлина Виктора Петровича. Приняли меня с 4 ноября 1976 года. В этот момент группа состояла из четырёх человек Самойлин Витя, Крапивницкий Боря, я и ещё один человек, фамилию и имя которого я не запомнил, т.к. он впоследствии ушёл от нас. После праздников в ноябре группа стала увеличиваться. Пришли Саша Марчук, Вася Гречко, Гена Нефёдов. Все молодые, полные сил и энергии. Вторая половина бюро состояла из молодых технологов-программистов. Первоначально мы располагались в здании химико-технологического техникума (ныне главный корпус филиала МИФИ).

В декабре 1976 года произошло переселение в только что открывшийся Третий корпус ВЗТМ. Первые два фрезерных станка с ЧПУ мы монтировалтории в лаборатории главного технолога. Это были фрезерные станки со стойками Н33. Затем тут же были запущены два токарных станка со стойками Н55.

 

В 1977 году был создан цех автоматизации и промышленной электроники, и все электроники дружно перешли из ОГТ в новый цех. Первым начальником цеха был Старченко Виктор Иванович. Он руководил цехом до 1979 года.

На 3-ем корпусе станков с ЧПУ было мало. Кроме указанных ранее была запушена в лаборатории сварки газорезательная установка немецкой фирмы MESSERGRISHEIM.

 

Запуск газорезки. В центре шеф-инженер из Германии и переводчица.

28 октября 1977 года досрочно сдан пусковой комплекс первой очереди корпуса № 1 Атоммаша. Как сейчас помню, к сдаче пускового комплекса готовились. В восточной части корпуса были залиты бетоном полы. Где-то в середине корпуса стоял токарный станок типоразмера ДИП500, на котором белой краской было написано «Я ПЕРВЫЙ».

Готовились откатные ворота со стороны будущего четвёртого корпуса. По замыслу организаторов по нажатию кнопки они должны были открыться и дать вход в первый корпус. Ваш покорный слуга принимал участие в монтаже и отладке этой самой кнопки. Пустили слух что может на открытие приехать Брежнев Л.И. Поэтому всё руководство волновалось за работу этой кнопки. Как и следовало ожидать, Брежнев не приехал. В пуске завода из высшего начальства был Иван Афанасьевич Бондаренко, Первый секретарь Ростовского обкома КПСС. Кнопка сработала исправно, ворота откатились и 1-й корпус был открыт.

На первом плане Бондаренко И.А. и первый директор завода Атоммаш Тарелкин М.Ф. разрезают ленточку.

Правда, через неделю пришлось долбить бетон, так как нужно было рыть котлованы под фундаменты станков. Начался монтаж оборудования

К этому времени в отделе Главного технолога было создано бюро подготовки программ для станков и газорезательных установок с числовым программным управлением. Первоначально оно располагалось на первом этаже лабораторного корпуса.

Первым центром подготовки программ была примитивная ЭВМ MG-16K.

Была создана группа по обслуживанию комплексов подготовки программ для станков с ЧПУ и газорезательных установок с ЧПУ в составе Лаборатории ЧПУ цеха промэлектроники. Возглавил её Самодуров Юрий.

Росло количество запускаемого оборудования, а сним рос и наш цех. Начали создаваться лоборатории и участки по типам обслуживаемых станков и установок.

  •  Лаборатория ЧПУ (Самойлин Виктор)
  • Лаборатория сварочного оборудования (Мешков Василий)
  • Лаборатория электропривода (Зенкин Виталий)
  • Лаборатория отечественного оборудования (Филипчик Владимир)
  • Участок теплоавтоматики (Поминов Владимир)
  • Производственно-техническое бюро (Старков Юрий)
  • Склад электроных запасных частей для станков
  • Диспетчерская служба

Несколько позже были созданы

  • Лаборатория математических средств диагностики (Ивахненко Николай)
  • Лаборатория аналогов импортных систем и модернизации (Тетерников Владимир)
  • Участок печатных плат (Копейкин Михаил)

Лаборатория ЧПУ в первоначальном составе

Параллельно с монтажом шло обучение нашего персонала

И вот уже начало ломаться импортное оборудование. Первый ремонт MG-16K.

 

Большой парк металлообрабатывающих станков был закуплен в Италии у фирмы Инноченти (INSSE). Газорезки в Германии – MESSERGRISHEIM. Сварочное оборудование в Швеции (ESAB.) Стойки ЧПУ для станков изготавливались в Норвегии (Kongsberg ).

Центры подготовки программ для газорезок были закуплены в Норвегии, а центр подготовки программ для металлорежущих станков в Италии у фирмы Elettronica San Giorgio – Elsag .

Часть работников цеха были направлены на обучение в Италию, Германию, Норвегию, Швецию.

В январе 1980 г. был послан на фирму Elettronica San Giorgio – Elsag в Генуе, где изучал центр подготовки программ для станков с ЧПУ на базе американской малой ЭВМ PDP11/34.

Группа специалистов из Волгодонска, Москвы и Питербурга перед отправкой центров подготовки программ из Генуи в Россию.

 

А затем в июне 1980 года был перенаправлен на приёмку обрабатывающих центров фирмы INSSE в Милан. Нас там была группа инженеров. В общей сложности пробыл в Италии около года.

Вот эти станки мы принимали.

 

Увидел и узнал много интересного об Италии. Поездка на отдых и жизнь изнутри, когда работаешь рядом с простыми итальянцами каждый день, как говорят у нас на юге, “…это две больших разницы…”. Простые итальянцы всегда относились к нам очень дружелюбно. А это был 1980 год, год ввода советских войск в Афганистан.

Фирма в выходные дни устраивала нам экскурсии по историческим городам. Об этом можно написать много, но это было 40 лет назад. Теперь Италия наверное другая.

 

В 1980 году на Атоммаш прибыл из Италии комплекс подготовки программ для металлорежущих станков. В него входила стойка ЭВМ PDP11/34, два дисковвода(на фото слева от стойки), рулонный плоттер фирмы BENSON, барабанный принтер и перфоратор. Для молодых читателей поясняю, что подготовленная программа для станка выводилась на бумажную перфоленту и в таком виде доставлялась на станок с ЧПУ. На станке было фотосчитывающее устройство, которое загружало программу с ленты в стойку ЧПУ. Никаких флэшек тогда не было

После получения 2-х комплексов подготовки программ из Норвегии, бюро технологов было разбито на две части. Та, что готовила программы для металлорежущих станков, осталась в составе Отдела главного технолога. Вторая половина вошла в состав заготовительного производства и переехала вместе с новым оборудованием в четвертый корпус.

Новые центры были установлены в технологической вставке на двух этажах. На первом этаже 2 стойки ЭВМ, две стойки магнитофонов, 8 дисковводов и два барабанных принтера. На втором этаже располагалось 8 графических мониторов с эранами на базе трубок с электромагнитным запоминанием, 4 алфавитно-цифровых монитора, 2 рулонных плоттера фирмы BENSON, большой планшетный оцифровыватель, большой плоттер фирмы Kongsberg, 4 перфоратора.

Идет настройка большого плоттера фирмы Kongsberg.

Кроме этого наша группа отвечала за работу электроники Центральной заводской лаборатории.

 

Для обслуживания всего этого оборудования потребовалось увеличение численного состава нашей группы. В феврале 1989 года она была преобразована в бюро.

Один из сотрудников нашей лаборатории, когда к нам кто-то приходил в гости, любил говорить: “…ты там, где ребята толковые…”. Да в нашей лаборатории работали ребята толковые. Когда возникла необходимость сделать табло для стадиона “Труд”, на котором играла команда “Атоммаш”, электронику для этого табло делало наше бюро. И табло это, хоть по нынешним меркам, и примитивное, простояло на стадионе более 20 лет. Затем мы получили заказ на разработку табло для борцов. Следующим было табло для басейна “Дельфин”. В “Дельфине” оно работало около 25 лет.

Большим событие был выпуск первого атоммашевского реактора. Каждому цеху предоставлялась возможность сфотографироваться возле него.

Вот и Цех автоматики и промышленной электроники в полном составе.

“Ребята толковые” можно сказать о работниках всех лабораторий и участков цеха. Проблему “импортозамещения” нам приходилось решать в те далёкие годы. Импортного ЗИПА хватило не на долго. А дальше приходилось решать проблемы с заменой на наши комплектующие. Это сейчас можно легко найти почти любые импортные элементы электроники. А во времена Советского Союза это было очень сложно, почти невозможно. Вот и подбирали наши аналоги.

В цехе практически не было текучки. От нас уходили только, когда уезжали на ПМЖ в другой город. Коллектив был молодой и очень однородный по возрасту (+/- 5 лет). Дружный.

Всем коллективом с семьями отмечали юбилеи цеха.

Памятная медаль по поводу первого десятилетнего юбилея цеха.

 

Руководство цеха тоже менялось редко. Старченко В.И. сменил Сильченко В.А, который до этого был главным энергетиком 3-его корпуса. Потом был Гречко В., которого сменил Безденежных В.Д. После революционных настроений начальником цеха стал Григориади(Махмудов) М.Г., и последним начальником цеха, во время моей работы на Атоммаше, был Мешков В.И. Все начальники цеха уходили от нас переводом на другую работу.

Большую роль в развитии цеха сыграл Ивахненко Н.И., который всегда был в замах, но был своеобразным кардиналом. Технически грамотный и эрудированный инженер. Одно время он ушел от нас на партийную работу в партком завода, но потом вернулся.

И, наконец, о главном, из-за чего отказался от планов на аспирантуру, о жилищном вопросе. Все первоначальные обещания оказались обещаниями. Проездив почти два года из Цимлянска, мы с женой сняли квартиру на Советской рядом с бывшим хлебозаводом. Жена работала в проектном институте ВПКТИ “Атомкотломаш”. Через год мы получили подселение от института на Строителей 13А, где и прожили больше года. А потом проектный институт начал строить самостроем жилой дом для своих сотрудников. Строила строительная организация, а мы в нерабочее время отрабатывали определенное количество часов. Я попал в бригаду электриков. Мы делали разводку электричества в квартирах.

И вот в январе 1980 года я получил, точнее жена получила квартиру в доме рядом с дубовой рощицей. За 40 лет наш микрорайон сильно изменился и похорошел. Я вообще считаю, что это лучший микрорайон Волгодонска. У нас 3 школы, 5 садиков, бассейн с двумя ваннами, музыкальная школа, Станция Юных техников, шахматный клуб. А уж о количестве магазинов я не говорю.

Вот такой наш микрорайон.

Наш цех в “однокласниках” имеет Группу “Сослуживцы ЦАиПЭ и ОПЭ ПО “Атоммаш”. Там вся история цеха в фотографиях. Приглашаю посмотреть.

https://ok.ru/group50920679931978/albums

И всё было хорошо, но грянул гром в виде Чернобыля. От атомных станций начали отказываться. Заказы на заводе резко упали. Потом началась приватизация, ваучеризация. Выплаты по зарплате стали задерживать. И когда задержка дошла до полугода, я понял, что надо искать другую работу.

Встретил своего одноклассника, который работал в Тюменской области вахтовым методом на нефтедобыче. Он меня уговорил поехать с ним на Север. В октябре 1995 года я уволился с завода и поехал добывать нефть.

Когда уже заканчивал работу над воспоминаниями об Атоммаше, наткнулся на эту фотографию. Главный пролёт первого корпуса. Здесь я проработал 19 лет. С 1995 года я не был на Атоммаше. Это современная фотография Атоммаша. Защемило в груди.

 

Кто давно не был на Атоммаше, сходите по ссылке, обалденные фотографии высокого качества.

https://gelio.livejournal.com/215268.html

Нефтянка

На вахты я начал ездить на север Тюменской области, город Муравленко. Мы своим ходом добирались до Краснодара, а дальше на вахтовом самолете летели в Ноябрьск. Там нас ждали вахтовые автобусы и везли за 120 километров в Муравленко. Работать я начал в цехе автоматизации производства на участке телемеханики НГДУ «Муравленковскнефть». Точка нахождения цеха в 40 километрах от города. Там же было и общежитие – барак с комнатами на 4 спальных места, стол для приема пищи. В соседней комнате была кухня с электроплитами. После смены ездили на вахтовом автобусе в город за продуктами.

Рядом с цехом был диспетчерский пункт, на котором стояли центральные компьютеры сбора информации. На каждом “кусту” (место, где стояли насосы-качалки) были электронные блоки сбора первичной информации, которые по радиоканалу передавали всю информацию на центральный пульт. Здесь она собиралась, обрабатывалась и в виде таблиц в определенное время передавалась в управление НГДУ. Первоначально блоки сбора информации были выполнены на 176КМОП серии. Потом произошла модернизации, старые блоки были заменены новыми выполненными по микропроцессорной технологии. Здесь же на диспетчерском пункте был организован ремонт электронных блоков.

Так я проработал 2,5 года (по схеме месяц на работе – месяц дома) в славном коллективе участка телемеханики.

 

Но приватизация добралась и до нефтянки. Начались задержки зарплаты. Потом объявили, что бесплатные вахтовые самолеты отменяются, и что ездить будем за свой счет на поезде. Для тех, кто работал давно и имел максимальный северный коэффициент 1.8, это было приемлемо, а для таких как я с коэффициентом 1,2 это стало экономически не выгодно. К тому – же (по слухам) крутые местные ребята отслеживали вахтовиков, которые возвращаются домой с деньгами и слегка обчищали. В июне 1998 года я закончил свою эпопею северянина.

Мебель

Вернувшись в Волгодонск, я около полугода работал в одной фирме на разработке муфельных печей.

Но тут подвернулся случай. Мебельная фирма искала программу для автоматизации раскроя плит ДСП. Мой хороший знакомый, работавший с ними в области рекламы, предложил им взять меня в качестве разработчика такой программы. В мае 1999 года я устроился к ним электриком и параллельно работал над программой. После создания такой программы, я был переведён в ранг программиста.

За программой кроя последовали программы учета для склада готовой продукции, склада комплектующих. Затем возникла идея создания программы быстрого набора заказов из отдельных модулей и т.д. Так я проработал на этой фирме около 20 лет.

Ваше мнение для меня и важно, и интересно. Прокомментируйте.

(Ваш комментарий появится на сайте после модерации. Время модерации до 24 часов)

Подпишитесь, чтобы быть в курсе всех новинок на сайте!

Без спама! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

16 комментариев на «Моя история»

  1. Павел Мокров говорит:

    Прочитал с большим удовольствием. Да ты Юра прямо как писатель Толстой . Очень интересно написано.

  2. Александр говорит:

    Очень интересное описание Цимлянска, строительство гидроузла, фотографии тех лет. И самое захватывающее – рассказ о детстве, юности, учебе. Невольно вспоминаются собственные этапы жизни. Жду новых публикаций.

  3. Василий Мешков говорит:

    Юра, я прочитал все с огромным интересом. Очень хорошо ты описал историю стройки гидроузла, о которой я имел скудные сведения, особенно приведённые сравнительные фотографии. У тебя определенно писательский талант. Твоё собственное автобиографичное жизнеописание очень интересное. Да, когда то мы были молодыми…

  4. Сергей О. говорит:

    Цимлянская ГЭС – НПИ – ВНИИР – Атоммаш – нефтянка – мебель…в промежутках Италия… Ну что об авторе здесь можно сказать – «ЛЕТУН». Хотя большинство из нас к пенсионному возрасту «поболе» – раз в 5-10 имеет записей в трудовой. Надеюсь, за мебелью(не видно леса) не разучился юмор воспринимать. Прочитал с интересом, вернее прослушал. Для этого пришлось позвать на помощь Алису(чтобы глаза освободить-есть такая проблемка). И своё атоммашевское бытиё мелькануло перед глазами. Можно было бы статью поделить на части, чтобы подогреть массы трудящихся(и праздных) на следующие чтения. А может быть у тебя в загашнике куча других мыслей, размышлений которые собираешься вывалить? Идея неожиданная. Продолжай! Сразу захотелось прокатиться до Хорошевской. По-поводу всех этих морей возникают противоречивые чувства: надо ли было так коверкать природу?. Заиливается всё, обваливается, мелеет. Сколько деньжищ надо чтобы это всё поддерживать? Ротонда там не упала ещё?

    • samur@ говорит:

      Серёжа, спасибо за комментарий. С юмором всё нормально. Внизу у ротонды произвели укрепление берега. Надеюсь останется стоять.

  5. Владимир Муравьёв говорит:

    Юра, ты молодец. Больше всего мне понравились твои личные воспоминания. А твои недоумения по поводу различных переименованиях полностью разделяю. Хотя, если вспомнить похожее из советской истории, то сразу становится понятно, откуда 🙂 растут ноги.

  6. Николай житель Цимлянска, Волгодонска говорит:

    Прочитал твой шедевр неделю назад. Неоднократно делал попытки высказать своё мнение, но эмоции бежали впереди мыслей. Сейчас все устаканилось делаю очередную попытку. В манере написания видна рука технаря. Мне было интересно погрузиться в историю казачества в родных местах. Написано конкретно с глубоким изучением истории основываяь на достоверных фактах. Из рассказов моих родсвенников и соседей,пересеенных в Цимлянск из мест которые ты описываешь, совпадает все точь в точь. Мне запомнилось, что жители х. Потайной часто ходили на Чекалову гору зачем увы не помню. Историческую деревянную школу помю, как сдавали виноградные чебуки в подвал, мастерские, стадион на котором проходили осенние с/х ярморки. Да действительно были тяжелые жизненные времена, но интересные и прекрасные. На достигнутом желаю не останавливаться. Ждем продолжения.

  7. Гена говорит:

    Достоверно,ёмко,без”воды”! Стиль изложения доступен любому читателю. Исторический экскурс великолепен! Слог изложения выверен,доходчив,подробен. Одним словом -“респект и уважуха” Юрок!!!
    Бывший житель города и одноклассник.

  8. Виктор Самойлин говорит:

    Очень познавательная работа. Особо ценно про старину – сейчас мало интересуются и тем бытом и истоками нашей жизни. И про стройку века было мало информации. Особо ценна в блоге личная информация и фото – узнаёшь знакомые места, соседей. В то время мало было фоток, мало сохранилось. Мои предки дедушка и бабушка были из затопленного х. Тимохин (предполагаю).Отец построил дом в ст.Лозновской в 1950г и я прожил здесь в этих краях, детство в ст.Лозновской, школа в рабочем посёлке Ново-Солёновский и г.Волгодонск.

  9. Анатолий Рыкунов говорит:

    Прочитал с большим интересом! Узнал много интересного из истории края в котором живу. Мы с женой недавно в выходной ездили в посёлок “Саркел” вернее туда куда его перенесли после строительства Цимлянского водохранилища. На строительстве Цимлянского гидроузла шофёром работал отец моей жены. Мы с Юрием практически ровесники, поэтому многое из описанного мне хорошо знакомо. Вспомнил свои школьные годы. Школьные кружки. Токарное дело в школе. Духовые оркестры в школах на предприятиях. Вспомнил, как сам играл “Тоску по Родите” на альте в таком заводском оркестре. Вспомнил застольные песни гостей и родителей на праздничных посиделках. Ещё они пели “Баргузин” и “Бежал бродяга с Сахалина”.

    • samur@ говорит:

      Спасибо Толя за комментарий. Всегда интересно узнать мнение от тех, кто жил с тобой в одно время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *